http://s5.uploads.ru/t/5qZhB.jpg
ГЛАВА 23: И ВНОВЬ ПРОГУЛКА ПО УЛИЦАМ СТАРОГО ГОРОДА. НО ТЕПЕРЬ В БОЛЬШОЙ И ДРУЖНОЙ КОМПАНИИ

Пока мы поднимались, чёртова лестница сделал ещё три попытки сбросить незваных пришельцев вниз. Я пару раз переживала землетрясения и эти конвульсии на них очень походили. Но Вопрошающий дери, в Кроффе никогда прежде не случались землетрясения! Что происходит?
Дверь, которая со слов графа, должна была вести наружу, напрочь отказалась открываться, когда Радуир опустил скрытый в стене рычаг. Граф отступил назад и пожал плечами. Судя по серой физиономии, наш пленник догадывался, кто или что заставляет землю ходить ходуном.
- Отойди, - Кир отодвинул Радуира и навалился плечом на каменную плиту, преградившую нам путь. – Кто-нибудь…
«Кем-нибудь» оказался Манс, пришедший на помощь. Оба мужчины упирались ногами в землю и громко пыхтели. Дверь казалась монолитом, однако, мало-помалу усилия начали приносить свои плоды: камень заскрипел и пополз. Ещё немного пыхтения, глухих ругательств и образовалась щель, достаточная, чтобы в неё мог проползти даже постельничий. Внутрь ворвался свежий ветер и вонь гари. Кроме того, стали слышны крики испуганных людей.
Когда спутники принялись выбираться наружу, мне показалось, будто я услышала знакомый голос. Окрик, откуда-то сзади. Я обернулась, сделала пару шагов назад и остановилась, всматриваясь в серый сумрак подземелья. Потом скрипнула зубами и выругалась.
- У тебя осталось не так много времени, - Заря казалась печальной. Сестра стояла у начала лестницы и временами смутный силуэт её тела наполнялся мраком, как прозрачный бокал вином.
- Если есть, что говорить по делу – говори, - я была бы рада встретить Зарю живой, но так…Не знаю, то ли это действовала чёрная дрянь, выедающая башку изнутри, то ли – вражеская магия, но мне было больно. В призраков я не верила.
- То, что меня прислало, хочет что-то сказать, - Заря потускнела, потом вновь обрела плотность. Черты её лица непрерывно изменялись, словно передо мной одновременно находились несколько сестёр, - но, когда я здесь, забываю. Прости…
Тень опала, отхлынула тёмной волной. Я ощутила, как чёрные ручейки холодят ступни. Всё бессмысленно. Будь передо мной нечто настоящее, оно бы смогло сказать что-то важное и понятное. А так…Обычный бред разума, распадающегося на куски.
- Дар, - в щели показалась голова Кириона. – Ты идёшь?
- Да.
Снаружи оказалось весело. Валил густой чёрный дым и визжали бегущие горожане. Причём совершенно одинаковые звуки издавали, как мужчины, так и женщины. Недалеко пылало здание, а ещё парочка, чуть подальше, превратились в груды камней. Люди, бегущие мимо, казалось, не совсем понимают, что они делают вообще. Некоторые, судя по их изрядно потрёпанному виду, успели побывать в какой-то серьёзной переделке.
Наши столпились вокруг королевы и никак не могли сообразить, что за хрень происходит. Все испуганно озирались и пытались общаться, перекрикивая многоголосый ор бегущих горожан.
А потом над головой прошла тень и всё стало ясно.
Вопрошающий побери, я даже не представляла, насколько велики эти штуки! Нет, я понимала, что твари, которые могли вшестером уничтожить столицу не должны быть маленькими,
но, чтобы такими огромными!
И ещё, летающая дрянь сорвем не походила на крылатых драконов, как их описывают в героических побасёнках или малюют на картинках. Змеюку она точно не напоминала. Скорее – гигантскую уродливую птицу с лохматым телом, продолговатой клювастой головой на длинной шее и чешуйчатым хвостом. Не представляю, откуда такое вообще могло взяться. Кстати, Наездника я вовсе не заметила. Может, потому что гадина летела чересчур быстро, а может из-за чёрных дымных столбов, скрывших почти всё небо.
Тень промелькнула и пропала. Тут же вновь вздрогнула земля, а сквозь дым полыхнула яркая вспышка. Грохот близкого взрыва едва не оглушил, а вопли людей казались ненамного тише предыдущего грохота. Но уж теперь все точно знали, куда им бежать.
- Ворота Львов – там, - Манс покачал головой. – Честно, не ожидал, что начнётся такая заварушка. Однако же, эти гады, как я посмотрю, не очень спешат. Рассказывали, что столицу они уничтожали намного быстрее.
- Их тут всего три, - я показала пальцем. Если всматриваться сквозь дым, то высоко в небе можно различить три далёких силуэта. – Но вообще-то ты прав, кажется они и в самом деле не торопятся.
- Эй, - Манс подтянул к себе графа. Тот, вроде, совсем утратил интерес к происходящему. – Почему твои союзнички ведут себя так пассивно?
- А ты куда-то торопишься? – Радуир скрипуче рассмеялся. – Не знаю. И они – не мои союзники. Я не могу быть союзником тому, кто взял в заложники моих детей.
- Давно? – Манс прищурился. Я заметила, что королева и Кир прислушиваются к нашей торопливой беседе. Остальным было не до того: они изображали трясущихся от ужаса привидений.
- Три месяца назад, - граф криво усмехнулся. - Я выполнил все их требования. Ну, о них ты и сам можешь догадаться. А теперь мне приказали отдать королеву и угрожали стереть с лица земли Луимин. Подозреваю, что детей уже нет в живых. Иначе они бы снова использовали их для давления.
Одна из небесных теней прекратила кружить и начала снижаться. Над головами мелькнуло лохматое брюхо, прижатые к шерсти когтистые лапы и оглушительно хлопнули исполинские крылья. Тварь завопила и её вопль весьма напоминал клёкот горного орла. А потом вновь содрогнулась земля.
- Всё, бежим. На разговоры не остаётся времени, - Кир взял королеву под руку. – Ворота Львов ты сказал?
- Да, - Манс толкнул графа. – Ваши люди должны ожидать там. Если они, естественно, ещё живы.
Я искренне надеялась, что Грарду удалось уцелеть. Потому что мы в нём нуждались. А ещё потому, что он оказался очень хорошим и чистым человеком. Здорово, что я не успею надолго поселиться в его жизни и загадить её.
Мы торопливо пробирались по улицам Луимина, наблюдая, как возбуждённые горожане несут на плечах мешки с вещами, рыдают над неподвижными телами убитых, разбирают завалы или испуганно мародёрствуют. В конце концов нам удалось встретить груженую барахлом повозку и после нескольких угроз забрать транспорт себе.
С этого момента передвигаться стало несколько веселее. Вещи мы сбросили, так что поместились в повозке почти все. Я, Кир и Манс шагали рядом. Кроме того, Кир подобрал меч, лежавший рядом с телом стражника и теперь мог за себя постоять.
Пара гнедых трусила достаточно бодро и лишь очередной взрыв заставлял их испуганно ржать и останавливаться. Приходилось успокаивать лошадок и лишь потом получалось ехать дальше.
Мы достаточно спокойно проехали пару кварталов, оценив размер разрушений. Район рынка и шорных мастерских превратился с сплошные руины. Грохот теперь, по большей части доносился из-за спины, поэтому постельничий осенил себя звездой и облегчённо выдохнул. Потом высказался, дескать опасность миновала. Кажется, с ним были готовы согласиться только фрейлины.  То ли от глупости, то ли оттого, что им этого очень хотелось.
Глухие удары и отдалённые взрывы доносились так тихо, словно нас отделяла гигантская подушка. Не слышалось ни криков, ни топота. Только плыли густые облака серой пыли, да свистел ветер, облизывая дымным языком острые зубы выбитых окон. Трупы присутствовали, но не в таком количестве, как в центре Луимина. Тела выглядели так, словно над ними успели основательно потрудиться местные мародёры.
- Почему стало так тихо? – спросил Наверра, брезгливо убирая ногу от огромной лужи крови. Колдун спрыгнул с телеги, пояснив, что от тряски у него зверски болит позвоночник.
- Недобрый знак, - согласился Лоус, который предпочёл ехать на повозке рядом с Нимой. Девица испуганно взглянула на зельевара и что-то пискнула.
Найдмир, которая о чём-то напряжённо размышляла, повернула голову к Киру и негромко спросила:
- А если бы Нарх не отказался от своего намерения взять меня именно здесь, что бы он мог ещё предпринять? Ну, это я к тому, что Наездники действуют необычайно аккуратно и осторожно.
Тут она была права, как ни крути. Огромные летающие твари, плюющие огнём и способные разрушить целый город, развалили несколько улиц и теперь вяло злодействовали где-то на окраинах немаленького Луимина. Так, как если бы они точно знали, где мы сейчас находимся и постарались избежать даже случайного попадания.
- Ну, я бы высадил десант, - проворчал Кир и помог Мансу убрать с дороги обгоревшую балку. – Но…
Где-то впереди, за пыльным туманом, послышался пронзительный женский крик. И тут же затих. Потом – торопливый мужской голос, вроде бы молящий о пощаде. И вновь – тишина. А ещё я различила звуки шагов. Много людей. Судя по тому, как идут – все вооружены, но скрежета доспехов и лязга кольчужных колец не слышно.
- Десант, говоришь? – я придержала Кира за руку и прижала палец к губам. – А ну, стойте здесь.
Скользнула вдоль стены дома, нырнула под сломанное дерево и присела, вглядываясь в серую муть. Угу. Вот вы где.
Они медленно шагали, перегородив улицу частой цепью и проверяли каждое тело, лежащее на земле. Ну, как проверяли – мечом тыкали. Если кто-то начинал шевелиться, умело перерезали глотку. Не те колдовские гиганты из панцирной кавалерии и тяжёлой пехоты – обычные жимуинцы.
Я пересчитала: навстречу двигались три десятка вооружённых мечами и кинжалами солдат. Вроде бы не очень много, но стоило цепи достичь перекрёстка и один из жимуинцев что-то крикнул. Тут же донеслись ответные возгласы с обеих сторон. Итак, они перекрыли все улицы и теперь медленно двигались к центру города. Поэтому и улетели Наездники. Чтобы своих не зацепить. А я уж решила, что это предатель постарался, указав наше местонахождение. А если ещё подумать, то может быть и так, и так. Аж голова заболела.
Я вернулась к своим и сообщила хорошие новости. Потом спросила у Лоуса, не завалялась ли у него в карманах фляга с Чёрной. Зельевар как-то странно покрутил головой и сказал, что все его принадлежности и запасы остались в замке. Я не придала его словам особого значения, а лишь тихо выругалась. В таком состоянии, как сейчас, я не сильно много навоюю. Тело ещё не отошло, ни от похмелья, ни от стычки в тайном ходу. А врагов – много.
- Похоже, все проходы к Львиным блокированы, - Манс тоже знал, как правильно сообщать добрые вести, и его физиономия сейчас казалась абсолютно безмятежной. – Если отправимся к центру, потеряем кучу времени и не факт, что сумеем спокойно уйти. Кроме того, там ещё действуют Наездники.
- Что предлагаешь? – спросил Кир, с тревогой поглядывая на пыльную завесу. Она, мало-помалу, рассеивалась. Скоро мы сумеем увидеть жимуинцев. А они – нас.
- Мы с Дар атакуем врага, устроим, как можно больше шума, а вы попытаетесь проскользнуть за спинами противника. Не думаю, будто у них настолько глубокий тыл. Это же – просто десант.
Я только кивала, даже не подумав объяснить, насколько ослабела. Ещё чего не хватало! Буду резать глотки, сколько хватит сил. Однако же, во время этого разговора, королева почему-то очень тщательно изучала взглядом именно меня. На лице Найдмир появилось очень странное выражение.
- Если Дар пойдёт с тобой, кто останется нас охранять? – спросила королева в конце концов. – Кир не справится в одиночку, а ему – она кивнула на графа, – я не доверяю. По ряду причин.
Кажется, её слова поставили Манса в тупик Я хотела возразить, что если идти тихо и не попадаться на глаза, то защита и не потребуется. Чёрт, я нутром чувствовала, что брюхатая пытается уберечь меня от опасности и не хотела этого. Вообще ничего от неё не хотела, ни хорошего, ни плохого. Вмешался Радуир.
- Я пойду с баронетом, - граф кивнул на Манса и протянул руку. – Лорд Кирион, позвольте ваше оружие…Возможно, хоть так я сумею очистить своё имя и восстановить доверие Её Величества.
Кир помедлил. Посмотрел на Манса (тот пожал плечами), посмотрел на меня (я пожала плечами), на королеву (та задумчиво кивнула) и отдал меч нашему, то ли врагу, то ли союзнику, хрен его разберёшь. Но я на всякий случай приг8оттвилась пустить кинжалы в ход.
- Тогда ждите, - сказал Манс и мотнув головой, кошачьим шагом направился вперёд. Граф поклонился Найдмир, осенил себя звездой и пошёл следом за баронетом.
- Дар, ты очень скверно выглядишь, - вполголоса заметила королева. Лоус сдавлено кашлянул, а Кир сделал вид, будто ничего не слышит. – Как ты себя чувствуешь?
- Словно пьянствовала и трахалась всю ночь, - проворчала я. Наверра хрюкнул, а Кирион прищурился. Думаю, перегар ещё ощущался, так что ему стоило задуматься о второй части фразы. Королева только покачала головой. Вывести её из себя у меня так и не получилось.
Пыль практически рассеялась, так что нашим взглядам открылась вся улица впереди. Серые дома, в щербинах от попавших в стены осколков, выбитые окна и кучи свежего мусора на мостовой. Через три дома чернела огромная яма в земле, около которой лежали поваленные деревья. Из-за них как раз появилась цепь жимуинцев.
Нас они пока видеть не могли: прикрывала рухнувшая стена. Однако фрейлины тут же принялись подвывать от ужаса. Я показала дурам кулак и прижала палец к губам. Кир провёл рукой по бедру, словно пытался нащупать рукоять оружия и досадливо цокнул языком.
Жимуинцы вышли на открытое пространство и попытались растянуться в цепь от дома до дома. Однако у них возникла определённая проблема. Как иначе можно назвать парочку бойцов, которые сумели зайти им за спину и пустили в ход оружие?
Должна признать, что граф, невзирая на возраст, сражался вполне достойно, ну а в Мансе я нисколько не сомневалась. Десятку жимуинцев парни свалили почти без сопротивления, а вот остальные рассредоточились, и я услышала пронзительный свист. Очевидно, зов о помощи.
- Вперёд, - сказала я и повозка тут же рванула в направлении стычки. Вукка и Нима вновь завыли, но поскольку это нисколько не сказывалось на ходе лошадок, я не стала делать замечания. Следовало поспешить, пока не подоспела подмога. А я уже слышала торопливые шаги из переулков.
Судя по словам королевы, выглядела я не очень хорошо. Ну что же, а чувствовала – ещё хуже. Однако это не помешало на ходу свалить троих зазевавшихся жимуинцев. Манс одобрительно кивнул и махнул, давайте, мол, быстрее. Радуир, который в этот момент вытаскивал меч из хрипящего врага, поднял взгляд и ещё раз поклонился королеве. Найдмир ответила таким же кивком. Не знаю, простила она предателя или нет, но вид сделала.
В любом случае, ни Радуира, ни Манса мы больше никогда не видели.
На следующей улице лошадок пришлось оставить: дорогу перегородило упавшее здание, а времени, чтобы искать объезд у нас не было. Вновь над головами прошла тень, дохнуло смрадом давней падали и ветер взъерошил волосы. Все замерли, прижимаясь к земле. Потом громыхнуло и высокое здание с конусообразной крышей исчезло из виду. Наездники вернулись. Кажется, враг сообразил, что добыча может ускользнуть.
- Ворота уже недалеко, - проворчал Кир и указал рукой. Действительно, городская стена поднималась в паре кварталов от нас. Впрочем, до неё ещё добраться нужно.
Крылатые твари летали всё ниже, а взрывы слышались всё чаще. Приходилось ждать, пока земля перестанет содрогаться, а поднятая пыль хоть немного осядет. Королева сказала, что чувствует резь в животе и это её беспокоит. Меня вот беспокоила тьма под ногами, напоминающая топкую трясину. Я натурально ощущала, как липкий мрак вяжет ступни, мешая двигаться вперёд. Временами казалось, что ещё немного и я упаду.
- Колдун, дай плащ, - Кир посадил Найлдмир на получившиеся носилки и четверо мужчин потащили королеву.
Тьма принялась бурлить подниматься всё выше. Эдак я скоро и идти не смогу!  А потом мрак достигнет головы, и я захлебнусь. Убедить себя в том, что жидкая дрянь не существует никак не получалось. Летающий монстр сплюнул чёрным и обернувшись я увидела, как три дома за спиной исчезли в ослепительной вспышке.
Я покачнулась, потеряла равновесие и ощутила, что падаю во тьму. Всё, конец.
Кто-то подхватил меня. Взял на руки и потащил вперёд. Перед глазами всё плыло, а в голове бешено кружились куски тумана. Кир, он вернулся, чтобы спасти меня! Я же знала, что это случится!
- Дар! – голос любимого прорывался так, словно между нами находилась толстая стена. – Дар, ты меня слышишь?
Ветер вырвался из смрадного мешка и овеял холодом лицо. Туман отступал, тьма просачивалась через щели в земле и уходила глубоко в преисподнюю. Мало-помалу я начинала приходить в себя. Сейчас, любимый, сейчас я сумею взять себя в руки и встану…
- Дар, слышишь меня?
Я лежала на руках Грарда. Он встревоженно всматривался в меня и его лицо оказалось бледным, как мел.
Кир не пришёл.
Я заплакала.



ГЛАВА 24: В КОТОРОЙ НЕ ПРОИСХОДИТ РОВНЫМ СЧЁТОМ НИЧЕГО ВАЖНОГО И ИНТЕРЕСНОГО

Меня рвало кровью. Но боли не было, совсем. Странное, вообще-то ощущение. Напомнило о первых походах в баню. Тогда почти все девчонки пытались есть мыло. А что, эти жёлтые бруски приятно пахли, а если лизнуть, то на языке оставался привкус свежей клубники. Дегустация, понятное дело, закончилась пузырями изо рта и носа и расстроенным желудком. Плюс мы здорово повеселили ассистентов магистра Цваха.
Почему-то моё недомогание тут же привлекло внимание целой кучи народа. Когда я пошатываясь вышла из кустов, то обнаружила настоящую толпу. Кроме лейтенанта и сержанта, которые помогли мне сползти с повозки, рядом оказались королева, Наверра и Лоус. Кира не было. После Луимина он старательно избегал встреч со мной. Уж не знаю, почему.
Из-за моих походов в кусты, караван останавливался уже четвёртый раз. Однако, когда кто-то из простолюдов начал ворчать, дескать так жимуинцы нас в два счёта настигнут, сержант молча сунул ему кулаком в рыло. Выбил пару зубов. Больше никто не возмущался.
- Эй, зельевар, - я опёрлась рукой о телегу, - ты там чего-нибудь придумал?
А придумывать стоило. У меня не осталось ни глотка Чёрной. Когда Грард собирал моё барахло, то не обратил внимание на отсутствие фляги. Да и времени на сборы у него почти не было. А все вещи Лоуса остались в замке графа. Хорошо, хоть книжка с рецептами уцелела. Её зельевар постоянно носил с собой.
- Нужно собрать нужные ингредиенты, - угрюмо сказал Лоус и попытался пригладить свои редкие волосы. Лицо алхимика казалось печальным мочёным яблоком. – Но я не уверен, что в это время года удастся найти всё из списка.
- Но что-то же можно сделать? – очень мягко и тихо спросила Найдмир. Однако от этого спокойного вопроса кожа Лоуса приобрела серый оттенок.
- Думаю, что некоторые вещи можно купить в деревне, у местных знахарей, - вполголоса заметил Наверра. Лоус, поколебавшись, кивнул. – Возможно, их качество окажется далёким от идеала, но…
- Не до жиру, - прохрипела я и воспользовавшись помощью Грарда, забралась в телегу. – Когда там ближайшая деревня, мать её?
- Скоро, - сказала Заря, шагающая рядом. – Уже скоро.
А Луч только улыбнулась. Сестра вообще так редко улыбалась. Только когда смотрела представления бродячих скоморохов. Все эти падения, пинки под зад и прочая чепуха вызывали у неё настоящую детскую радость. Потом на сестру нисходило её обычное меланхолическое настроение, и она уходила прочь.
Теперь меня сопровождали уже два мертвеца. А что дальше? Придут все, кого вышвырнули из могил и предали пламени? Даже после смерти нам не дали покоя.
Чёрный поток, в котором плыла моя повозка, начал подниматься. Плюхнул, поглотил Зарю с Луч и пропал, точно его и не было.
Я открыла глаза и обнаружила, что мы стоим. Где-то командовал Грард, грозно и неразборчиво рычал сержант и выясняли отношения простолюды. Всё, как обычно.
За исключением того, что рядом с телегой стояла Найдмир и смотрела на меня. Королева, что ожидала, пока я очнусь от забытья? Странные дела. Увидев, что я открыла глаза, женщина подошла ближе и взяла мои ладони в свои. Я ощутила приятный аромат весенних цветов. А от меня, наверное, сейчас смердит – просто страх.
- Хотела с тобой поговорить, - Найдмир казалась задумчивой.
- О чём? – больше всего это напоминало змеиное шипение
- О Кире, - я хотела врывать пальцы из её ладоней, но сил не оказалось даже для такого. – Хотела рассказать, как мы с ним встретились. Не знаю, будет ли тебе это интересно, но предполагаю, единственно, что разделяет нас, точно неприступная стена – это он. Но, одновременно, он – единственное, что нас связывает.
Я хотела закричать, что меня ни капли не интересует, как она увела моего мужчину, но не смогла. То ли из-за ужасного самочувствия, то ли потому что это была неправда. На самом деле я очень хотела знать, как ей удалось заполучить Кириона. В чём я себя никогда не обманывала, так это в оценке собственной внешности и точно знала, что большинство придворных шлюх выглядят намного привлекательнее. И если Кир оставался со мной, то вовсе не из-за небесной красы.
Найдмир медленно устроилась на краю телеги, осторожно укладывая свой живот. Почему-то это зрелище настолько меня заворожило, что я не сразу поняла: рассказ уже начался.
- Прежде я уже встречалась с Киром. – Найдмир усмехнулась, - и с первого взгляда он произвёл на меня незабываемое впечатление. Красивый, уверенный в себе мужчина, мне он казался средоточием ума и отваги. Я даже спросила у отца, кто это и получила совет больше думать об учёбе. И уже от служанок узнала, что мой избранник занят.
- Открыто об этом никто не говорил, - уточнила я.
- Открыто – нет, однако весь двор обсуждал роман красавца баронета и простой Тени. Предполагали, что долго этот союз не протянет: красавец-дворянин и…
- Беспородная уродина? – закончила я, не сумев удержать кривую усмешку. – Так?
- Нет, не так, - Найдмир покачала головой. – Дар, ты тоже красива, своеобразной красотой. Но чтобы её увидеть, необходимо обладать умом и открытой душой Кира. Почти уверена, что он сохраняет в своём сердце часть, которая занята лишь тобой и я даже не пытаюсь это изменить.
Я закрыла глаза и сцепила зубы. В висках стучало. Эта женщина, укравшая моего Кира, просто пытается завоевать моё расположение. Но слушать её слова оказалось так приятно.
- Время шло, - продолжала королева, поглаживая живот, - и все сроки, назначенные сплетниками, миновали. Я подрастала, постепенно теряя надежду на то, что мне удастся завоевать любимого мужчину. Смешно, но даже дочь короля не всегда получает то, что хочет.
- Ты же получила?
- Да. После. Но он оказался почти раздавлен тем, что произошло с тобой. Когда Кир погрузил тебя в сон, то надеялся, что мастер Гурам всё же сумеет отыскать лекарство. Однако Гурама и Цваха казнили, а надежды пошли прахом. Кир начал пить. Сильно пить. Когда я пришла к нему, он больше напоминал оживший труп, чем живого человека.
Кир спивался? Надо же…Я ощутила боль в груди: всё это происходило из-за меня! Уж лучше бы я просто умерла. Как все.
- Не представляешь, какие силы пришлось приложить, чтобы он вновь ощутил вкус к жизни, - Найдмир покачала головой. – Когда мы приехали в аббатство, от безысходности он предложил пробудить тебя, но я видела, чего ему стоило это решение. Свести вместе двух женщин: любимую жену и ту, кого он любил больше жизни. А может и любит, до сих пор…
- Отдай его мне, - в голове вспыхнула безумная надежда и я вцепилась пальцами в руку собеседницы. – На пару дней! Ты же знаешь; я больше не протяну!
Королева пристально смотрела на меня и её красивое лицо не кривилось в гримасе насмешки или жалости, как должно было бы. Всё же я отлично понимала безумие собственной просьбы. Найдмир казалась задумчивой и только. Потом она погладила мою ладонь.
- Дар, - тихо сказала собеседница. – Если бы всё дело было только в нас двоих, я бы согласилась. Честно. Я бы жутко переживала, ревновала, ругала бы себя за дурацкое решение, но согласилась. Однако, я – королева и Кир – мой законный супруг. У королевской четы имеются права, обязанности и репутация. Я не могу разрушить это, чем бы не руководствовалась, понимаешь? И ещё…Кир. Неужели ты думаешь, он согласится изменить законной жене, королева она или нет? Хорошо ли ты знаешь собственного мужчину? Пусть и бывшего?
Кир. Да. Я закрыла глаза и откинулась на подушки. По щекам бежали слёзы. Кир никогда не пойдёт на такое. Тут она права. Чёрт её возьми, она во всём права!
А я – во всём неправа.
- Ты меня, по-прежнему, ненавидишь? – тихо спросила Найдмир, и я вдруг поняла, что – нет. И хотела бы, да не могу. Она ведь не украла моего мужчину, а спасла, вытащила из бездны отчаяния. Как я могла её ненавидеть?
- Спасибо, - так же тихо сказала Найдмир. – Я послала Лоуса с солдатами в Хрупки – это деревня недалеко отсюда. Думаю, он сумеет найти всё, что необходимое. Дар, я очень надеюсь на то, что тебе удастся избежать смерти. Мне хотелось бы узнать тебя лучше, может даже подружиться.
А я не хотела ни с кем дружить. Вообще. Почему все они, Грард, королева и прочие постоянно липнут ко мне? Поможет их дружба, когда я начну сдыхать? Кто-то вообще вспомнит, что была такая Дар? Или останутся только жуткие сказки про страшную тощую бабу, способную изрубить кучу здоровенных мужиков?
- Если тебе потребуется о чём-то поговорить, я всегда готова, - сказала Найдмир и тяжело поднялась с повозки. Потом подошла и поцеловала в лоб. Так мама целовала меня перед сном. Я до сих пор помнила этот тёплый ласковый мамин поцелуй, хоть и понимала, что его никогда не было. И вновь я расплакалась. Наверное – это обычная слабость.
Королева ушла, а я с огромным трудом заставила себя подняться на ноги и сделать пару десятков шагов в направлении журчащего ручья. Тут оборвыши из обоза пытались ловить серебристых рыбок, прыгающих по камням. Увидев меня, дети сделали огромные глаза и с пронзительным визгом удрали. Вот так и должны поступать все люди при виде меня: убегать, а не искать какой-то дурацкой близости.
Я сбросила одежду и залезла в ледяной поток. Холодная вода скользила по телу, очищая его от грязи и вони, а мне хотелось закрыть глаза и уйти под воду с головой. Где-то там, в ледяной тьме мои сёстры ждут воссоединения. Впрочем, да, никто не ждёт. Но, думаю, когда сознание покинет меня, оно унесёт и боль, нестерпимо терзающую изнутри.
Я растёрла себя песком, смыла его и выползла на берег. Стало лучше, но ненамного. Одежда смердела, так что я ополоснула её в ручье, а потом натянула. Тут же пришёл озноб, но я послала его ко всем чертям. Цепляясь за стволы деревьев, побрела обратно.
Странно, ведь раньше сёстрам, которые прекращали пить Чёрную, на некоторое время становилось легче. Почему же мне это вынужденное воздержание не помогает? Вспыхнула и тут же погасла злость на Лоуса. Однако я понимала, зельевар не виноват, в том, что так получилось. Никто не виноват.
У повозки меня ожидал Грард. Лохматый и какой-то непривычно возбуждённый. Стоило приблизиться, и парень сделал рукой такое движение, точно собирался меня обнять. Правда, тут же передумал, что было очень правильным решением. А то у некоторых, после близости, возникали дурацкие мысли о том, что я вся в их распоряжении.
- Ты как? – спросил лейтенант.
- Жива ещё, - проворчала я и схватилась за край телеги. - Как видишь. Подняться помоги.
Растянувшись на покрывале, я открыла глаза и увидела странные чёрные точки, порхающие повсюду. Вроде мух, но больше. Закрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов. Открыла глаза – точки исчезли. Грард приблизился и оперся локтями о край повозки.
- Я тут хотел поговорить, - неуверенно сказал парень. О, Вопрошающий и этот тоже! – О том, что произошло в Луимине. Я…
- Да ни хрена там не произошло, - глухо сказала я. – И в любом случае, это ничего не значит. По крайней мере – для меня. Для тебя – возможно, но…Ты у меня – далеко не первый, хоть, скорее всего и последний. Ну и что с того?
- Я ни на что не претендую, - Грард побледнел. – Просто хочу, чтобы ты знала: всё, что я сказал – правда и говорил я это не для того, чтобы затащить тебя в постель.
Он меня затащил в постель! Подумать только. Но, неожиданно для самой себя, я ощутила, как что-то внутри откликается на порыв парня. Вопрошающий их возьми, зачем они так делают? Я же просто хочу спокойно дожить эти несколько дней, чтобы никто не лез в душу и не делал ещё хуже и больнее. Я же, Вопрошающий меня дери, стала сентиментальна, как сраная монашка и рыдаю по всякому дурацкому поводу.
- Что ты хочешь от меня? – тихо спросила я.
- Я и сам не знаю, - лейтенант тяжело вздохнул. – Если честно, то мне всегда нравились совсем другие девушки. Такие, с белыми курчавыми волосами, пышной грудью и большой попой. Но ты…
Он замолчал, а я ничего и не собиралась говорить. В первую очередь, потому что уже слышала нечто подобное. Много лет назад.
Мы с Киром выбралась за город, вроде как уток пострелять. Но получилось лишь напугать крикливых тварей. Потом выбрали полянку в лесу и снова валяли дурака. А потом, когда я лежала на груди любимого, он сказал эти же слова. Почти слово в слово. И спросил: я точно не колдунья?
Нет, я не колдунья. И даже, умей этим заниматься, никогда не стала бы.
Грард протянул руку и сама, не понимая зачем, я протянула свою. Тогда парень поднёс мою ладонь к губам и поцеловал. А после – прижался щекой. И я вдруг, с тоской подумала, что, когда меня не станет, ему будет очень больно. А если Найд права, то и Киру…
Неужели, чёрт побери, я кому-то нужна в этом мире? Не для того, чтобы рубить врагов и защищать чьи-то жизни, а просто так, потому что я – Дар?
С сёстрами всё было понятно, но эти же, они мне все – чужие! Они вообще из других миров, там, где у людей есть родители и чистые светлые люди способны читать умные книги. На кой им нужна страшная грубая и неграмотная баба, которой осталось жить несколько дней?
Послышался шум торопливых шагов и к нам подбежал запыхавшийся солдат. Грард не стал торопливо убирать мою руку, а ещё раз нежно поцеловал пальцы и лишь после этого повернулся к подчинённому. Кажется, тот пришёл рассказать о чём-то важном. И не очень приятном.
- Там это, - выдавил посланец и хлюпнул носом. – Наши из Хрупков возвернулись.
- Ну и? – подбодрил его Грард.
- Дык это, вонючку этого, зельевара подрезали.