Dream Worlds

Объявление

Картинки
Музыка
Видео
Статьи
Обзоры
События
Юмор
Прочее
Творчество: проза
Творчество: стихи
Творчество: рисунки
Творчество: своими руками

Опубликовать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dream Worlds » Юмор » Мемуары графа von Berg, подлинные и правдивые


Мемуары графа von Berg, подлинные и правдивые

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Кто не знает графа Berga? Вряд ли найдется  под небесной твердью  христианин, не слышавший об этом благородном рыцаре, родившемся в 1247 году от Рождества Христова и с тех самых пор поражающем воображение своими подвигами.

Граф ходил в крестовые походы на сарацин, спасал принцесс, осаждал города и замки, бился на турнирах. Знаком был и с Гёте, и с Гейне, и даже подсказывал Бисмарку, что писать в предисловии к мемуарам. Многие достойные литераторы Рунета получили незабываемые впечатления от общения с этим благородным дворянином и дальним родственником самого Императора!

<здесь был кусок про Алекса, но его сожрали гремлины>

***
Все знают о дипломатическом таланте графа Berga. Целые века уговоров, дискуссий, консультаций, брифингов и конференций на фоне пылающих крепостей и замков снискали ему заслуженную славу выдающегося мастера переговорного жанра. Вот и сегодня он нес важную дипломатическую миссию.
- Dingo, дорогой мой, ведь вы мне друг, не так ли? - спросил граф  известного форумчанина сайта «В вихре времен»
- Ммм… А какие еще есть варианты в вашем квесте? - осторожно поинтересовался Dingo, неплохо знавший стиль дипломатии графа.
- Если вы не мой друг, значит, вы мне враг! - горестно воскликнул граф.
- Нет-нет, пожалуй, я вам друг. - выбрал наименьшее из зол Динго.
- Раз вы мой друг, то вы не откажитесь мне помочь в чрезвычайно важном и щекотливом деле.
- Граф, я безусловно ценю и уважаю ваш полководческий и предпринимательский талант, но я дал важный религиозный обет (а иные отговорки вы просто не поймете). Увы мне! Но я обязан в течение сорока лет и сорока дней воздерживаться от всяческих штурмов, осад, грабежей и иных увеселительных предприятий, к коим так тяготеет германское рыцарство в вашем лице. Особенно, это касается осад средневековой Акры, которая, по вашему мнению, расположена в 30 милях к юго-западу от города Луисвилла, штат Кентукки. Я скорблю при мысли, что не смогу участвовать в вашем предприятии, - дипломатично попытался вывернуться Динго.
- Ну что вы все вспоминаете эту досадную географическую ошибку! Это все гугл виноват -  неправильные у него карты, как оказалось. Впрочем, я просил вас помочь мне в ином деликатном деле, касающемся осад не крепостей, но прекрасных женщин. У вас нет обета против прекрасных женщин?
-Э-э-э-э… - Динго лихорадочно пытался сообразить, чем ему может грозить осада прекрасной женщины и, не придумав ничего путного, выдавил, - Нет, если без похищений и битв с драконами.
- Ну что вы! Похищение дракона я беру на себя. Понимаете, я хочу добиться взаимности у прекрасной дамы, и мне нужен достойный человек, который был бы моим компаньоном в предстоящем очаровании этой потрясающей во всех отношениях женщины.
- Что-то мне нехорошо, граф. Кто эта прекрасная незнакомка? Она замужем? И почему из всех достойных людей Рунета вы выбрали именно меня?
- Как много вопросов! Извольте. Эта необыкновенная женщина - админ известного сайта по имени Логиня. Она замужем, что, как вы понимаете, не есть преграда. И вас я выбрал за то, что вы - обладатель множества достоинств, включая не только силу и сноровку настоящего воина, но и   умение играть на гитаре. Без этого, как вы понимаете, женщину очаровать не удастся.
- Благодарю на добром слове, но вам кто-то неверно меня отрекомендовал. На гитаре я играю весьма паршиво.
- А я не играю вовсе. Как вы понимаете, в XIII веке немецкий рыцарь не учился сему достойному ремеслу. Увы, и средь моих достоинств есть недостатки.
- Так почему бы вам не попросить кого-то, кто хорошо играет, например…
-Нет-нет, Динго, я уповаю на вашу отзывчивость и благородство. Я же сказал, что не только игрою на гитаре прославлены вы, но и воинскими умениями.
- То есть, вам нужен человек не только побренчать на гитаре, но и подраться? Я так и знал! Граф, я же вам говорил, что…

Тем же вечером, едва ночь опустила свои прохладные, наполненные ароматом цветов и пением цикад объятья на город Сан Педро Себастьян Эстадо, как по его вымощенным желтым известняком улочкам* зазвучали шаги двух трубадуров, чьи сердца были исполнены отвагой и томительной страстью. Первым звенел парадными доспехами граф Berg, и лунные лучи загадочно скользили по его полированным латам. За ним шел Dingo, облаченный в более современный костюм, но не менее живописный и выразительный. По нему лунные лучи не скользили, ибо «Ратник» обеспечивает надежную светомаскировку бойца.

Граф самозабвенно размышлял о предстоящем свидании, а Динго пытался понять действительно ли «Алтын» так уж и превосходит бургиньот из современной хорошей стали. Наконец оба трубадура остановились возле домика, увитого плющом и виноградом.

Граф , как полагается перед началом серенады, тяжело вздохнул и кивнул Динго, приглашая начать мелодическое сопровождение. Динго немедленно принялся стучать демократизатором по щиту.
- Нет, нет! Рано еще. Вначале гитара, - подсказал компаньону граф.
Динго сменил спецсредства на более культурную версию, и серенада зазвучала.
- Эта песня о бедном мексиканском  пеоне, полюбившем прекрасную сеньориту, о злом техасском шерифе, большом наркокартеле и несовершенстве избирательного законодательства Великобритании, - начал граф свое повествование.

Минут через 10 пытки музыкой на улочке появился новый персонаж. Товарищ Cobra (админ и гроза известного сайта) был облачен в  тапочки, пижамные штаны, ночной халат и ночной же колпак. В одной руке он держал старинный бронзовый подсвечник со свечой, а в другой кочергу. Cobra выглядел удивительно уютно и по-домашнему.
- Так, я не понял, это что за издевательство? - спросил грозно сей достойный муж. - Это что за бардак?!
- Доброй ночи, сударь! - вежливо ответил ему граф. - Что вас расстроило?
- Во-первых, почему у меня такой дурацкий вид?! - возмутился Кобра.
- Почему дурацкий? - немного обиделся граф. - Вполне историчный ночной костюм. Практически классика, Мольер, знаете ли.
- Граф, а я вот сейчас заеду кочергой, так ты сразу поймешь почему! Неужели  ничего другого придумать нельзя было? Попредставительнее, поприличней.
- Как угодно, - и костюм Кобры тотчас преобразился. Теперь на улочке славного испанского городка, видавшего и мавров, и римлян, и даже академика Фоменко, загримированного под Клеопатру, стоял щеголеватый гранд, при шпаге и в шляпе с перьями.
- Другое дело! - Кобра с довольной улыбкой погладил дорогую ткань камзола. - Что вы здесь устроили за бедлам? Что вы несете, граф? Что за бездарный бред?
- Это вольный перевод испанской баллады известного стихирного поэта Нины Аскелян. Я пою серенаду.
- Вы несете эпическую хрень. Причем, на трезвую голову, ибо от вас не пахнет известными напитками. Так в чем дело?
- Мы пытаемся очаровать избранницу графа, - Динго решил поддержать товарища. - А вы нам, мешаете, почтенный.
- Кто ж так очаровывает? Так запугивают, а не очаровывают. Дайте сюда! - Кобра отобрал гитару у Динго и приятным баритоном запел нечто чрезвычайно мелодичное и совсем нестихирное.
Граф всегда говорил, что правильная мотивация участников - успех любого предприятия.
На пятнадцатой минуте пения окно на втором этаже распахнулось и явило Логиню во всей красе. То есть в пеньюаре и с толстенным сводом Правил Сайта в руках.

- Нет, нет, и еще раз нет! - категорически заявила она. - Ни за что!
- Сударыня! - Кобра проникновенно обратился к даме. - Наш товарищ дни и ночи напролет изнемогает от безответной любви к вам. Природная скромность (я умолчу о прочих достоинствах) не позволяла этому благородному дворянину до селе открыть свои чувства к вам. В тщете и томительном нетерпении он ждет от вас малейшего знака взаимности…
- Дорогой Кобра! Если бы граф изнемогал от любви и ожидал взаимности, я бы еще поняла, но жаждет он совсем иного.
- Чего же?
- Разрешения убить поэта Битюгова самым негуманным способом. Помнится, граф обещал его затоптать на семь километров в землю.

- Сударыня! - обратился к Логине Динго. - Видите, какие благородные стремления у нашего друга. Он даже готов поэта Битюгова затоптать ради вас, нас и всего человечества. А вы ему отказываете в этом благородном порыве.
- Да я бы сама затоптала этого поэта, но ПС решительно запрещают это делать.
О, ночь! Таинственное и прекрасное время! Сколько тайн, сколько страстей сокрыто в твоей благоуханной темноте. Ты помогаешь влюбленным найти сокровенные чувства, ты скрываешь обиды и горести, ты служишь отдохновением и утешением страждущих покоя.
• *Я заверяю уважаемых читателей, что если вы отыщите такой город, улочки там будут вымощены именно так.

***

Ночь... Ночь всегда прячет под своим мраком тайны и заговоры. Вот и сейчас она тщательно скрывает тайный сговор администрации аж двух литературных порталов против знаменитейшего на всю Русь поэта Антоши Битюгова*.  И пока в ночи зреет это вселенское злодеяние, которое породил своим коварством известный граф, стоит подробнее рассказать о деловой хватке этого наследника безжалостных тевтонов.
Как написал в журнале "Огонек" знаменитый  грантополучатель и наемный работник Иван Шпигель, люди делятся на два типа: успешные - те, кто занимается бизнесом, и неуспешные. Неуспешные бизнесом не занимаются и вообще людьми называются чисто случайно. Граф оценил саморазоблачение публициста Шпигеля, но денег ему все равно не дал. Граф известен своею жадностью и бескультурьем. А сам он, чтоб легализовать награбленное, решил заняться бизнесом. Впрочем, ходили сплетни, что граф заскучал и хотел немного развлечься, а бизнес был прикрытием его однообразных шуток.
Так или иначе, но...

Однажды теплым летним днем Алекс Фо листал свежую газету, где было такое объявление:
«Беспрецедентная акция! Суперэкспресс! «Мегиддо-Мегиддо». 1674,365 км/ч! Быстрее, чем когда-либо! Спешите покупать билеты!»

- Что бы это могло значить? - задумался Алекс. Он встал из-за стола, прошелся из угла в угол, пожевал кончик карандаша. Карандаш оказался неожиданно плох на вкус, значительно хуже венской булочки. Алекса расстроило это обстоятельство, и он, надев непромокаемый плащ и шляпу, отправился в кафе «Розовый слоник», где за посетителями внимательно наблюдал полковник внешней разведки СССР Максим Максимович Исаев, по совместительству получавший зарплату в ведомстве генерала Шелленберга.

- Послушайте, Штирлиц, что вы думаете по этому поводу? Здесь какой-то подвох, не правда ли?- спросил штандартенфюрера Алекс
- В самом деле? Вы так считаете? - Штирлиц никогда не давал прямых ответов на простые вопросы.
- Нет, но должно же быть какое-то разумное объяснение этому феномену! - размышлял вслух Алекс, попивая пиво и заедая его колбасками. - А вы знаете, Штирлиц, Берлин изменился. Да, я положительно не узнаю его теперь.
- Что вы хотите! Бомбардировки Союзников в 1945, фестиваль моды в 1967, уличные концерты знаменитого барда и рокера  Димы в 2020-м…
- Да, пожалуй, последнее преобразование было самым сильным. Тогда германское правительство не только вышло из НАТО, но вообще всем составом вышло из страны, чтобы не слышать этих воплей, - согласился Алекс.

Утром Фо упаковал чемодан пряников, прихватил фотоаппарат и туристический глобус Финляндии**, запер дверь и отправился на вокзал. Купив билеты на суперэкспресс у облаченного в полный готический доспех графа Берга, Фо сел в вагон, дождался гудка и сладко вздремнул.
Проснувшись, Алекс увидел, что ничего не изменилось: тот же вокзал, тот же граф меняет одну бумагу на другую. Никакого движения.
- Эй, ваше сиятельство! Граф, граф! Скажите, мы уже прибыли или еще не отправлялись? - спросил Алекс, чувствуя, что ему все это что-то напоминает
- Да, - ответил Берг и попятился к выходу с платформы.
- Что «да»? Так прибыли или не отправлялись? - чувство приближающейся катастрофы целиком овладело Алексом.
- Прибыли и не отправлялись. Вы в начале, в пути, и в конечном пункте, - разъяснил граф Берг.
- Что за ерунду вы говорите! Как это?
- Все очень просто! Это самый быстрый экспресс в мире! Планета вращается со скоростью 1674 км/ч, вы движетесь вместе с нею и делаете полный оборот быстрее, чем, если бы вы двигались на любом другом виде транспорта! - последние слова граф договаривал уже на бегу, поскольку Алекс с юношеской проворностью выскочил из вагона, выхватил из кармана увесистую булаву*** (и как такая длинная вещь туда только влезла!) и кинулся следом за графом.

По улице поэта Небывальского, громыхая железом, бежал граф Берг, за ним, размахивая палкой и матюкаясь на ходу, несся Алекс Фо
- Никакого обмана! Все строго по законам физики! - вопил граф.
- Убью! Плагиатор! Мошенник! Так меня - МЕНЯ! - наколоть! - отвечал ему Алекс. Парочка пронеслась по улице, перебежала проспект Ястреба женского и побежала вокруг памятника конному Пегасу. Тут некоторые спрашивают, почему конному? Черт его знает, Da`Мaru говорит, что если бы Пегас был пешим, то памятник был бы пешему Пегасу, а раз он конный, то стало быть … Что-то в этом есть, не правда ли? Какая-то логика.

Друзья, наверное, бегали бы друг за другом до вечера, но в дело вмешался Леший (админ и...ну, вы уже знаете). Он всегда вмешивается в разные дела.
- Стой!- рявкнул Леший на восьмом круге.
Алекс послушно остановился, а Берг нет… С грохотом граф врезался в спину стоявшего Админа и оба повалились на землю
- Вы не ушиблись?- встревожено спросил граф.
- И..у..хр… Слезь!- прохрипел Алекс. У него был весомый повод для этого, ибо готический доспех без графа весил столько, сколько граф без доспеха. А вместе они составляли приятную тяжесть, напоминавшую об одном английском сэре с библейским именем. По законам, записанным этим сэром, граф самостоятельно упасть мог, а вот подняться или, скажем, сесть на лошадь - нет. О чем он и сообщил Алексу. Кое-как, отпихиваясь резной дубиной, Алекс выполз из-под рыцаря. Отдышавшись, он со злостью пнул груду железа.
-ЙО! И йо!- Фо схватился за ушибленную ногу
- Алекс, что ж вы пальцами-то? Бить нужно ребром стопы или пяткой. Да еще и ногой в сапогах, а не в мягких туфлях. Какая же, право, гадость эти модные туфли! Хотите, я вам подарю кавалерийские сапоги? Хорошие, с толстой подошвой и набойками, - сердобольно поинтересовался лежавший у памятника граф.
- Иди ты!.. - Алекс подхватил дубину и отправился на вокзал выручать чемодан пряников и глобус Финляндии.

***
Алкоголь в тот раз пили культурно. Серьезные люди неспешно поглощали изысканный напиток, перемежая нектар закусками, при этом они неторопливо и со значением беседовали.

- Скажите, Старый Империалист, Вам не кажется, что арманьяк 1776 года немного горчит? Быть может, это отголосок тех значительных событий, которые произошли в то время?
- Возможно, дорогой граф, хотя скорее всего дело в характере  винодела. Коньяк – напиток душевный, он отражает саму суть человека.
- Вы так полагаете?
- Я в этом уверен. Кстати, я даже не спрашиваю Вас откуда вы взяли этот божественный напиток.
- Я его добыл в честном бою. Отнял у бессовестных еретиков.
- Я примерно так и думал. Граф, Ваши подвиги заставляют биться не только девичьи сердца. Админы седеют раньше времени, каждый раз, когда вы направляетесь на очередное героическое предприятие.
- Что Вы говорите? Ах, это от того, что у меня нет надежного советчика. Послушайте, Империалист, быть может Вы согласитесь стать моим тайным советником?
Вечер был приятен, в камине уютно потрескивали дрова, свечи бросали теплый свет на собеседников, а стол приятно отягощали сыр и прочие полагающиеся к беседе деликатесы. Но несмотря на это Старый Империалист заметно вздрогнул и поежился.
- Видите ли, граф,  - начал он. – Не то, чтобы я был против… Но скажите, Вы помните, что случилось третьего дня на парламентском саммите стран Бенелюкса?
- Разумеется, там вновь обсуждали мировую гегемонию.
- Ну да, Вы возникли из ниоткуда перед депутатом парламента Валлонии, всучили ему шпагу и предложили по-мужски ответить за свои слова.
- Он отказался. Трус.
- А Вы всерьез надеялись, что он согласится? Да он в жизни своей ничем, кроме столового ножа, не фехтовал. И тем сражался только с сардельками.
- Я всегда верю в человеческое благородство.
- Это хорошо, граф, но Вы-то неглупый человек – должны понять, что шансы найти благородного парламентария равно такие же, как и найти среди парламентариев умеющего обращаться со шпагой.
- Вы правы, дорогой друг, я не задумывался об этой диалектической связи. Вот именно поэтому я и прошу стать моим тайным советником.
- Ага, чтобы потом сказали, что устроенный Вами международный скандал я насоветовал. Спасибо, мой дорогой, я лучше еще коньячка… Прозит!
- Ваше здоровье! Ну, Вы же тайный советник. Посоветовали тайно. Всю ответственность я беру на себя, а трофеи мы будем делить честно.
- Этого-то я и боюсь. Сегодня мы поделим трофеи, завтра пойдем в далекий поход с благородными целями, а потом и оглянуться не успеешь, как опомнишься, восседая на белом коне посреди захваченного города. Граф, я стар для таких приключений.
- Прекратите! Какие Ваши годы! Я еще короля Фридриха помню. Но между тем, мне категорически нужен Ваш совет. Я скучаю, друг мой, тоска, депрессия, поиски смысла бытия. Что бы Вы посоветовали?
- Скучаете? Побойтесь бога, граф! Не Вы ли на прошлой неделе подарили Борисычу полный комплект настоящего козака?
- И что здесь такого? Ну, подарил, он всю жизнь себя запорожцем чувствовал…
- Да. И вот крупный бизнесмен, генеральный директор металлургического концерна явился в местную администрацию и вместо того, чтоб занести дипломат американской бумаги, выстрелил из пистоли в потолок и грозно заявил: «Шо, бисовы дети и христопродавцы, воруете, крапивно семя?!» Вы знаете, что в прокуратуре потом драка была – бюрократы спешили деньги государству вернуть? Если, по-вашему, это скука, то в радости Вам уже никакого рычага не потребуется. Вы итак все попереворачиваете.   
- Ах, Империалист. И Вы меня не понимаете! Тоска, кругом тоска. Века проходят за веками и ничего, кроме коньяка не меняется… Вот даже жулики те же самые. Тоска.
- Ну не расстраивайтесь, дорогой мой! Слушайте, а поезжайте Вы в круиз. Да. Морское путешествие в приятной компании, непременно с женским полом. Вас это взбодрит. Может быть, еще и АмериНу не расстраивайтесь, дорогой мой! Слушайте, а поезжайте Вы в круиз. Да. Морское путешествие в приятной компании, непременно с женским полом. Вас это взбодрит. Может быть, еще и Америку закроете. За Колумбом-то.
Еще никогда Старый Империалист не давал своему другу Bergу такого опрометчивого совета.

***
В кои-то веки Люся Мокко возлежала в шезлонге на берегу Красного моря. Столько хлопот, сборов, столько нервных клеток, погибших под прессом бюрократии, воздушных ям и языкового барьера. Но вот он - вожделенный пляж, прибой и знойное солнце Ближнего Востока. Внезапно Люсе почудилась знакомая мелодия: транта-та транта-та. ….

- Откуда? - удивилась Люся и решила, что это очередные происки доктора З.Фрейда. Дескать, подсознательные желания и неосознанные стремления.
Но мелодия становилась все громче и громче. Внезапно воды Красного моря расступились и на белоснежный песок пляжа вышли три водолаза. Один водолаз раздувал меха баяна, от которого к шлемам троицы шли шланги. Баян играл «Калинку».

- Кааалинка, каалинка, калинка моя! -Водолазы по инерции продолжали приплясывать на пляже в такт мелодии, а Люся, хоть и несколько шокированная зрелищем, уже была готова присоединиться к ним. Но тут баянист доиграл мелодию, и водолазы начали откручивать шлемы.
- Слушайте, граф, - сказал барон фон Тар. - Я, право, удивлен вашей изобретательности. Я никогда бы не поверил, что это работает, если б сам не пересек дно Красного моря таким экзотическим способом.
- Доверяйте классике советской мультипликации, мой друг! - ответил ему граф Berg. - Классики никогда не лгут.

***
Когда Старый Империалист посоветовал графу отправиться в путешествие, чтобы разогнать тоску и сплин, он и представить себе не мог, к чему все это приведет.
Над графским замком уже третий месяц поднимался цветной дым, из-за стен доносился шум и железный грохот, перемежаемый песнопениями и заклинаниями, недозволенными к употреблению в культурном обществе. Обладавшая активной гуманитарной позицией общественность была взволнована. Администрации всех ресурсов засыпались жалобами, рескрипциями и доносами - общество требовало немедленного вмешательства в подозрительную деятельность за крепостной стеной.

Из письма Администрации графу Bergу:
«Милостивый государь и Ваше Превосходительство! Мы обеспокоены. К нам поступила жалоба, что, дескать, Вы в горячности своей обидели принцессу и похитили дракона. Надо ли понимать так, что принцесса была столь прекрасна, что Вы перепутали ее с драконом, или же под драконом понимался зеленый змий? Если справедлив последний вариант, и Вы изнемогаете в борьбе с этим порождением алкогольной промышленности, то не нужна ли Вам помощь? Все мы, как один, готовы немедленно вступить сражения со всякими зловещими коньяками, шампанскими и иными винами и биться с ними до последней капли! Всегда Ваши…»
А между тем день сменялся новым днем, восход завершался закатом, а странная деятельность в графском замке не утихала ни на минуту.

Собранный мадам Брошкиной митинг в поддержку пытаемым в замке узникам и существам иного мира едва не закончился революцией. Мадам так отчаянно боролась за право освидетельствовать происходящее в замке, что разбудила Ёрмунга Кнуттовича Ихолайненна. Поэт Ихолайненн был знаменит не только своими творениями в стиле очень и очень тяжелый хард*, но и умением убеждать. В прошлом боксер в супертяжелом весе, почетный грузчик  ГУМа, мастер единоборств в стиле «за-ши-бу», в свои неполные сорок лет Ёрмунг открыл в себе поэтическое дарование. Его стихи были суровы по форме и правдивы по содержанию. И хоть жизненный путь поэта тернист и наполнен страданиями, Ёрмунгу без особого труда удалось попасть в Союз писателей Норвежской автономной волости первым же подобранным в поле валуном. Доказав свою легендарную мощь и силу литератора, Ихоланенн стал почетным лауреатом множества литературных и спортивных премий. И вот, когда после заслуженных трудов, Ихолайненн присел отдохнуть у памятника Николаю Комоцкому, на него вскарабкалась какая-то сумасшедшая женщина, начала кричать и зачем-то снимать бюстгальтер.   В другое время Ёрмунг, быть может, и заинтересовался бы, но сейчас он был так расстроен потерянной рифмой, что немедленно схватил мадам Брошкину за ногу…

- Граф, вот что ты опять натворил, а? Что тебе не живется на свете спокойно? - выговаривала редактор сайта Елена Линц графу Bergу.
- Лена, но что я такого сделал? Я даже на стену замка не поднимался. Они сами по себе дрались.
- Ты их спровоцировал. Нельзя безнаказанно возбуждать в нездоровых людях острое любопытство. Это негуманно.
- Негуманно было бы, если б я взял шестопер и, как завещали предки…
- А вот это было бы, как раз, самое гуманное. Тут уже нужно добить, чтоб не мучились.
- Лена, на тебя не угодишь! То не бей поэтов по голове - они из нее стихи достают,  то coup de grace! Определитесь уже.

Народные волнения сменял мелкий, но летний дождь, а его, в свою очередь, поэма о князе Рюрике, после которой его призрак еще долго охотился на известного поэта Булкина, а граф все никак не мог собраться в поход.

***
И вот день настал. Граф пригласил известного эксперта барона von тара дабы он высказал свое критическое мнение.
- Не томите, дорогой барон, выскажите же Ваше мнение!
- Граф, я в ах…е, я хотел сказать, что я шокирован. ЧТО ЭТО?
- Корабль!
- Корабль? Ну, да. Скажите, граф, ведь это авианосец?
- Разумеется, хоть авиагруппа невелика…
- Тогда зачем ему башни с орудиями?
- Барон, мы будем плыть через весь мировой океан, мимо берегов, где обитают дикие племена. Разве можно предугадать, что будет? А вдруг на нас нападут сомалийские пираты?
- У вас же есть универсальные автоматы…
- Барон, зачем же мелочится? В самом деле, пара 400-мм пушек
- Восемь, у Вас их восемь.
- Ну, восемь. Кому они мешают? А так достойный ответ на происки всяких дикарей. Вон, на «Адмирале Шапошникове» одну лодку почти час топили. Блогеры извелись. А так за час мы утопим не одну лодку…
- Хорошо, с артиллерией понятно. А зачем Вам тогда ПКР? У вас же почти десяток ПУ.
- Ну, барон, в мировом океане же бывают не только дикие пираты, бывают и цивилизованные моряки.
- Ясно, я мог бы догадаться. Хорошо, граф, последний вопрос. Совсем малюсенький, ладно?
-   Сколько угодно, дорогой фон Тар!
- У вас на авианосце  ядерная двигательная установка, так? Тогда ЗАЧЕМ ВАМ ПАРУСА? Паруса, Berg! Это же… Нет слов.
- Барон, Вы понимаете, корабль без парусов…. Это не корабль. Никакой романтики, никакого подлинного духа авантюризма. Нет, без парусов это будет просто кусок железа.  Запасной движитель, опять же.
- Да, граф, я понял Вас. Это невиданный шедевр, признаю. Я думаю, на таком Вы точно войдете в историю морских путешествий.

***
Какой хороший роман обходится без заговоров и интриг? никакой не обходится, но об этом в другой раз.

+1

2

Куда повесить? В юмор или в прозу?

0

3

В юмор вешай

0

4

Барон Мюнхгаузен! Я вас раскрыла!!

0

5

Кветара
в виртуальной действительности...

0

6

Право слово, удивлён. Любезный граф Berg совершенно не меняется. Это весьма и весьма радует!

0

7

Синитар Дель Тиннер
Ах, что же может быть нового в деле совершенствования  подручными средствами?
http://s8.uploads.ru/t/hxjvX.jpg

0

8

DBerg написал(а):

Синитар Дель Тиннер
Ах, что же может быть нового в деле совершенствования  подручными средствами?


Только абсолютно новый подход. Новый и необычный.

Отредактировано Синитар Дель Тиннер (21.02.2019 10:54)

0


Вы здесь » Dream Worlds » Юмор » Мемуары графа von Berg, подлинные и правдивые


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC