Dream Worlds

Объявление

Картинки
Музыка
Видео
Статьи
Обзоры
События
Юмор
Прочее
Творчество: проза
Творчество: стихи
Творчество: рисунки
Творчество: своими руками

Опубликовать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dream Worlds » Творчество: проза » Пески Атравана. Глава 1


Пески Атравана. Глава 1

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Старый детский страх перед темнотой и таящимися в ней тварями снова брал своё, заставляя бежать, не разбирая дороги. Он споткнулся обо что-то мягкое — плетёная корзина с мешками и остатками продовольствия едва не стала причиной преждевременной гибели. Беглец упал, задев головой выступающий из стены камень и содрав кожу на лбу.
В глубине тоннеля продолжали страшно и истошно орать. Так могли бы кричать подвешенные на дыбе и терзаемые палачами люди. Эти крики помогли беглецу прийти в себя. Он вскочил, трясясь от озноба, бросаясь бежать к спасительному пятну света, мерцающему впереди всего в полусотне шагов. Если бы только успеть…
Крик резко оборвался, перейдя в булькающий хрип. Почти сразу эхо донесло до него грохочущий треск и шорох множества лап.
Он не успеет!
Сердце рухнуло в пятки. Беглец снова споткнулся — на этот раз об длинную рукоять топора, брошенного кем-то на пол тоннеля. Не раздумывая, схватил его обеими руками, размахнулся, обрушивая удар на кое-как установленную крепь шахты. Он сам ставил её всего несколько дней назад, чтобы подкопаться под фундамент стены.
Шорох шагов быстро нарастал. Казалось, он уже видит проступающие в темноте очертания монстра. Страх и отчаяние удесятеряли силы. На третьем ударе дерево затрещало, как будто рядом раздирали хлопковое полотно. Отбросив топор, виновник бросился прочь. Тоннель задрожал, по стене побежала змеящаяся трещина. Летящие сверху струйки песка переросли в лавину. С грохотом обрушилась каменная глыба, едва не похоронив его под собой. На пару мгновений установилось неустойчивое равновесие.
Задыхаясь в облаке пыли, он вслепую бежал туда, где с поверхности спускалась приставная лестница. Жалобный треск уцелевших крепей предупреждал, что новый обвал начнётся вот-вот. За спиной не смолкал уходящий к поверхности гул, словно там, наверху образовалась пропасть, в которую валятся останки колоннад и руины дворцов мёртвого города.
Он успел схватиться за первую ступень, когда спровоцированный им обвал начался вновь. Через несколько секунд стенки песчаного колодца вокруг него поползли вниз. Лестница ощутимо просела и перекосилась. Подземелье Аль-Амаля не желало упускать своей жертвы.
Он закричал. Жутко и тоскливо, безуспешно пытаясь схватиться за кромку осыпающегося склона, без надежды на помощь, как вдруг на его запястье сошлись чьи-то стальные пальцы. Рывок. И вот он уже висит, болтая ногами, над воронкой, в которую превратился лаз.
— Аяз… Я чувствую, что при тебе ничего нет! — прозвучал над ухом чужой холодный голос.
Пусть глаза Аяза были забиты песком, но он признал бы говорившего даже лёжа на смертном одре.
  — Гос…подин… — всё ещё вися в железном захвате, Аяз откашлялся, прочищая горло от пыли. — Я почти достал её! Мы стояли у самых дверей, когда чудовища набросились на нас. Все погибли. Только мне и Папаку удалось бежать, но нас догнали в тоннелях… Господин, я ранен…
  — Собачий сын, — прервал холодный голос. — Меня не интересует твоя банда. Меня интересует одна единственная вещь, которую ты клялся принести. Её нет.
Его словно щенка небрежно швырнули на песок. Рану на голове саднило. Другая рана, полученная в подземелье и о которой он в горячке забыл, начинала напоминать о себе нарастающей болью в боку. Как будто кто-то лил на кожу расплавленный воск. Аяз приподнялся, встав на колени, протирая руками глаза. Первым что он разглядел, были серые от пыли сапоги. Взгляд поднялся выше, невольно задержавшись на золотой рукояти сабли в позолоченных ножнах. Перешёл на грудь, затянутую в кожаный панцирь — дешёвую броню кочевника. Скользнул по широким плечам и перешёл на орлиное лицо, обтянутое мертвенно-бледной кожей. Увидев светящиеся красным глаза, Аяз торопливо опустил взгляд, впериваясь в покрытые пылью сапоги.
  — Простите, господин! Мне надо только больше людей. Я снова спущусь… добуду! Клянусь Аллу… — он резко оборвал себя, вспомнив, что его наниматель не любит имени Всевышнего. — Клянусь, что не подведу!
  — Ты провалил всё, что тебе было поручено и даже больше, — лениво возразил наниматель, сверля его немигающим взором змеи. — К чему мне тратить силы и время на бесполезного неудачника?
  Аяз содрогнулся. Он только теперь заметил, что красноглазый мужчина был не один. За его спиной из-за руин выходили страшные изломанные фигуры, с длинными спутанными волосами и в ошмётках ветхих одежд. Лица отдалённо напоминали человеческие. Ближайшая уродка, угрожающе щерилась широкой, от уха до уха, пастью, полной острой как иглы зубов. Передние конечности напоминали птичьи лапки с длинными, загнутыми когтями.
  — Господин…
   — Видно ты обманул меня, называя себя лучшим вором и грабителем склепов от Шагристана до Шандаары, — господин в красном тюрбане криво улыбнулся. — А я не прощаю обмана.
Аяз не сразу уловил страшный смысл этих слов. Впрочем, вряд ли бы он успел что-то сделать. С неуловимой глазу быстротой, страшные слуги рванулись к Аязу. Он успел увидеть взмах конечности, напоминавшей птичью лапку, с длинными, загнутыми когтями и мир перед ним разорвался в ослепительной алой вспышке, быстро сменившейся чернильной темнотой.

* * *
Рыча и толкаясь, мертвячки вырывали друг у дружки самые лучшие куски. Слышалось отвратительное чавканье и хруст.
Красноглазый обладатель золотой сабли безучастно смотрел на кровавое пиршество. Мысли его были заняты тяжкими размышлениями.
Это была четвёртая группа потерянная им в подземельях мёртвого города за год. Аяз и его банда казались ему самыми подготовленными из всех, но и они смогли добраться только до входа. А что будет ждать тех, кто пойдёт следом в самой Сокровищнице? При условии, если туда вообще кто-нибудь доберётся.
Его враги хорошо постарались! Но ещё он стребует с них долги.
Взметнув облачко пыли полой шерстяной накидки, красноглазый повернулся к терзаемым останкам спиной, решительно зашагав прочь. Ему предстояла дорога на другой край пустыни.

* * *
Был полдень, но в теснине меж слоистыми скалами властвовала тень. На крутом склоне угнездилось несколько крупных грифов. Птицы, нахохлившись, дремали — прохладный ветер топорщил перья на спинах. Внезапно падальщики встрепенулись, синхронно повернули головы, с настороженностью часовых выглядывая что-то на пробегающей по дну теснины тропе.
В дальнем её конце появились люди. Появились неожиданно и бесшумно, будто вышли из самой скалы.
Людей было трое. Идущий первым был худ, высок и широкоплеч, с сильными жилистыми руками. Твёрдая уверенная походка выдавала в нём воина, а надменное выражение лица и гордо выпрямленная спина подсказывали, что он больше привык командовать, чем подчиняться. Он кутался в шерстяную накидку пустынников-хаммадийцев. Торс закрывал дешёвый кожаный панцирь, на поясе болталась сабля в позолоченных ножнах. Красный тюрбан и платок-гутра закрывали его голову и лицо по самые глаза. Сейчас они были вполне себе человеческого тёмно-карего оттенка.
За ним, сонно переставляя ноги, плёлся загорелый до черна подросток в штанах из некрашеной белой холстины — одежды рабов и бедняков. Он не был связан, но создавал впечатление пленника или раба.
Замыкал группу человек, одежда которого была вызывающе чёрного цвета. За его спиной шлейфом стелился популярный у хаммадийцев платок, перехваченный кручёным ремнём на лбу. Лицо смуглое, но не чёрное, с воинственной квадратной бородкой, тщательно выбритой на усах и под нижней губой.
Грифы успокоились и отвернулись — эти люди не могли стать им добычей.
Выведя людей из теснины, тропа поворачивала в сторону, поднимаясь по пологому склону. С одной её стороны высилась стена утёса, с другой — неглубокий обрыв, в который водопадом обрывался струящийся с гор ручей. Ручей, хоть и широкий, легко можно было перейти вброд, даже не намочив коленей, но люди почему-то убоялись текучей воды. Сделали изрядный крюк, пройдя по грубому мосту из нескольких поваленных брёвен. Дальше тропа заканчивалась, упиралась в тёмный зёв пещеры. Перед нею, как условный знак и предупреждение, на кольях покоились несколько бычьих и лошадиных черепов.
Не доходя шага до знака, предводитель в красном тюрбане, остановился.
— Выходи, Авва! Я хочу говорить с тобой! — пещера вторила его голосу гулким эхом, смолкнувшим где-то в глубине.
Какое-то время ничего не происходило. Всё так же гудел ветер, журчал ручей. Предводитель ждал. Сопровождающий неуверенно переминался с ноги на ногу. Раб равнодушно пялился перед собой. Наконец эхо принесло ответ:
— Чей это голос я слышу? — искажённый стенами пещеры голос звучал глухо и потусторонне. — С чем же дорогой гость пожаловал ко мне на этот раз?
— Я пришёл испросить совета! — молвил дорогой гость, вздохнул и нехотя добавил: — И помощи.
— Помощи??? — переспросил глухой голос. — Неужто гордый мужчина не справившись, решился перешагнуть через свою гордыню и пришёл на поклон к слабой слепой женщине?
Мужчина не ответил. Стиснув золочёную рукоять сабли, он наклонил голову, с недобрым прищуром разглядывая камни под ногами.
— Выбирай тон, ведьма! — подал голос его возмущённый спутник. — Ты говоришь с самим Мустафой аль Гюлимом!
— Адихмар, я разве давал тебе слово? — холодно вопросил Гюлим, слегка повернув голову.
— Нет, хозяин, но…
— Тогда закрой рот. — Гюлим снова обратил свой взгляд в пещеру. — За пять столетий, мой слуга так и не научился сдержанности. Хотя, ты могла бы и не томить нас на пороге, а, пригласить в дом, как положено радушной хозяйке.
— Пригласить хафашей в дом? — хозяйка издала звук, который можно было принять за смешок. — Нет, Гюлим. Вы останетесь там, где стоите.
Из пещеры послышалась какая-то возня, шелест и лёгкие постукивания палкой по камням. В темноте возникло белое безглазое лицо. Казалось, оно плывёт прямо в воздухе. Но то, что человеческое око едва могло различить во тьме — хафаши видели так же ясно как днём. К ним на встречу, опираясь на узловатый посох, шла невысокая чернокожая женщина, с длинными спутанными волосами. Её лицо покрывал тонкий слой белой глины, придавая ему вид грубой безглазой маски. Одежда состояла из платья дашики с разорванным воротом, каким-то чудом державшимся на костлявых ключицах. В общем, с последней их встречи, Авва изменилась не сильно. Единственным добавлением стал цветок водяной лилии в волосах над ухом.
Хозяйка пещеры выбралась на свет, встав так, чтобы между ней и хафашем оставались колья с черепами. Подбоченившись, она горделиво задрала острый подбородок вперив в гостя взгляд незрячих глаз.
— Что тебе нужно? — без пещерного её эха голос звучал гнусаво и простужено.
— «Пиала Жизни» не доступна для меня. Чары алялатов не позволяют проникнуть в подземелье ни мне, ни моим слугам, а от смертных там никакого толку! Есть ли другой способ сломать печать на гробнице?
— Есть, — после короткого раздумья Авва. Губы её, покрытые истрескавшейся глиняной коркой, скривились в иронической усмешке. — Приведи святого праведника и пролей его кровь на алтарь старых богов. Но мало просто вонзить нож ему в сердце, он должен сам добровольно пожертвовать собой! Многие ли поддадутся твоим уговорам, зная, кого тем самым они выпустят в Мир Живых? Если, конечно, ты вообще сможешь приблизиться к кому-нибудь из них без вреда для себя!
— Что ж… я — воин и знаю, что некоторые крепости бывает проще обойти, чем брать штурмом. Но если их стен не миновать, то лучше идти на них подготовленным, зная, где слабые места. Я хочу попросить тебя…
— Проси не меня, — прервала его женщина. — Я всего лишь инструмент в руках богини. Спрашивать нужно её!
— Я готов к этому. — Без колебаний согласился Гюлим, искоса бросая взгляд на отрешённого от происходящего раба. — Знаю, что она любит больше всего. Кровь не познавших любви юношей.
— Жертва не понадобится.
— Почему? — недоверчиво сощурился хафаш.
Авва загадочно улыбнулась.
— Ты хочешь, чтобы Зулл Саракаш вернулся под солнце живых, — сказала она, выдержав необходимую паузу. — Ты хочешь начать войну, чтобы корона твоего повелителя снова воссияла над этими землями. Это в интересах богини. Саракаш изведёт всех этих поклонников безликих Аллуита и Исайи, это вернёт людей к их прежним богам и на алтарях Минры как встарь запылают жертвенники. Так ты готов услышать слово богини?

* * *
Прорицание проходило у входа в пещеру. Ведьма удалилась, вернувшись через некоторое время, неся в руках две медные курильницы для благовоний и кувшин из которого исходил резкий травяной запах.
Гости, число которых успело сократиться до двух, ждали её в тени скалы. Если слепая Авва это заметила, то виду не подала. Судьба несостоявшейся жертвы волновала лишь куда-то вдруг запропавших грифов. 
Действуя быстро и сноровисто, словно слепота её ни капли не мешала, ведьма расставила курильницы, уселась между ними, поджигая в них особые порошки. Когда повалил редкий белёсый дымок — Авва отпила из кувшина. Через несколько минут кожа её почернела ещё больше, движения утратили резкость, а голова словно стала слишком тяжёлой для шеи и постоянно заваливалась то на одну, то на другую сторону.
Гюлим терпеливо ждал. Авва сама расскажет всё, что ему надо, как только услышит ответ богини. Вдруг ведьма напряглась, вскинула голову, будто услышав что-то недоступное остальным.
— На следующей луне, под жалом скорпиона ищи того, кто хочет прикоснуться к Смерти! — чётко проговорила она, разделяя каждое слово. — Он хочет идти, но ноги его не могут ступить на тропу.
Авва замолчала, будто переводя дыхание. Из уголка её раскрытого рта капнула на песок тягучая слюна. Гюлим вздрогнул, еле сдержав себя от уточняющего вопроса. Что это ещё за скорпионье жало и как под ним кого-то можно найти? И правильно, что сдержал, ибо ничего ещё не кончилось.
— Кровь проповедника наполнит пиалу. Стена — рухнет. Бессмертный царь призовёт тех, кто опустился на колени.
— Клянусь силами Ночи, мне нравится это предсказание! — воскликнул Гюлим. Дыхание его перехватило. — Бессмертным царём может быть только Саракаш! Я верну тебе, мой государь то, что пять столетий назад у тебя украли завистники и властолюбцы!
— Но берегись! — неожиданно перешла на крик Авва. — Нетвёрдый дух — предаст. Убей — прежде чем вонзят в спину клинок…
Авва резко замолчала, уронила голову на грудь и завалилась на спину. Общение с Минрой отняло у неё все силы.
Гюлим недвижимо стоял на месте, разглядывая лежащую, как сломанная кукла, Авву. В глазах его всё сильнее разгорался лихорадочный блеск.
— Тот, кто хочет прикоснуться к Смерти, ужасно напоминает мне некроманта… — произнёс он. — Но, что это за жало скорпиона? Подери меня Свет, почему боги не могут говорить ясно и прямо?! Это герб, логово чудища, небесное созвездие?!
— Или духан  в Шагристане… — осторожно вставил Адихмар.
— Что??
— Духан, где я нашёл девственника, господин, — повторил хафаш в чёрном. — На вывеске там изображён скорпион.
— Под вывеской со скорпионом… — задумчиво протянул Гюлим, скребя костлявым пальцем закрытый гутрой подбородок. — В Шагристане самая богатейшая библиотека. Что как не она может привлечь столкнувшегося с нечаянной проблемой некроманта? Так-так… я начинаю понимать. Пойдём, Адихмар! У нас всего две седмицы чтоб подготовиться к встрече…

Отредактировано Кветара (08.04.2018 16:44)

0

2

Интересно, но подробности потом. Сейчас реал заел. Совсем заел.

0

3

Ну, главное что Вам интересно) Значит, при всех ошибках сумела заинтриговать

0

4

Выставлен фрагмент уже давно, но, считай, ни одного комментария под ним нет. Грустно. Я понимаю, что здесь два с половиной человека, но все же...

Заранее хочу сказать, что движим исключительно желанием хоть как-то оживить разделы творчества. По мне — это самые интересные и даже наиглавнейшие разделы, и если они будут поглощены всякими ролевушками и прочими флудилками, не будет, собственно, Дрима. Авторы вправе получать хоть что-то за свои труды и, конечно, в соответствии с трудом. Я читатель вредный, и раз уж тут никого, то прокомментирую я.

По сюжету: больше понравилась вторая часть. При прочтении первой не мог избавиться от мысли: «Когда же Джафар потребует у ГГ лампу?». Ну и еще есть нюансы, о них пока не буду. Повествование же о Гюлиме не вызывает никаких ассоциаций, шаманка вуду — убедительная, сам Гюлим таки передает заносчивость и нетерпимость эдакого бея. Однако, мне лично не хватило этих самых персонажей. Всех. Я понимаю, что на первых страницах рассказа автор вовсе не обязан закручивать сюжет в хитроумные спирали, но вводить героев должно с особым тщанием. Я же, читая их описание, ненароком подумывал, что автор — модельер одежды: с таким усердием мне втолковывали про цвет сапог, сочетание броньки и чалмы, платка и ремня... Были и описания лиц, но такие поспешные, что просто терялись на фоне описаний какой-нибудь «золотой рукояти сабли в позолоченных ножнах». Хотелось бы больше нужных деталей, таких, которые делали бы персонажей настоящими и самобытными, а не картонными. Если же пытаться раскрыть героев через одни только диалоги и описания тряпья, то это уже пьеса получится, а не художественный рассказ. Но это, конечно, имхо.

Вообще завязочка довольно простенькая, мир и персонажи как-то не оставили впечатлений, слишком много упоминается богов — эдакое насилие над читателем. Каждое новое имя — бога или человека — должно бы, по идее, сопровождаться хоть каким-то пояснением, иначе все это лишает меня, как читателя, чувства причастности к происходящему, а значит, я теряю интерес к написанному вообще. Шаманка, на мой взгляд, единственная, к кому автор подошел с душой.

Кветара, если хотите, могу завтра пройтись по деталям. Отмечу, что конкретно хорошо и что плохо.

0

5

Здравствуйте.
Спасибо, Капитан, за высказанное мнение. С интересом почитаю продолжение разбора.
Единственно, скажу в свою защиту, что Гюлим пока не снимал платка и мы не можем видеть его лицо. А вываливать на читателя описание всех богов чьи имена упоминались я не стала специально. Не хотела грузить мат. частью с первых страниц.
Но возможно, я вообще зря их упомянула. Достаточно было одной Минры

0

6

Кветара написал(а):

Единственно, скажу в свою защиту, что Гюлим пока не снимал платка и мы не можем видеть его лицо.

И то верно.

0

7

А теперь подробнее о мелочах (не о всех, конечно). Пунктуацию с орфографией не рассматривал.

Он вскочил, трясясь от озноба, бросаясь бежать к спасительному пятну света

Нельзя вскочить, бросаясь, можно броситься, вскочив. Вместо «бросаясь» можно написать «и бросился». А слово «бежать» вообще лучше опустить, по-моему. Двойное обозначение действия излишне.

Летящие сверху струйки песка переросли в лавину.

Струйки все же текут, льются, устремляются вниз, ну или вверх (в зависимости от гравитации). А что насчет конкретно «лететь сверху», так лететь можно вверх, сверху — падать или пикировать. Впрочем, и сверху можно лететь, но только если сверху от кого-то/чего-то. Это не ваш случай.

сошлись чьи-то стальные пальцы.

Сошлись они на поле Куликовом... Но это витязи и монголо-татары. А пальцы все ж смыкаются)

И вот он уже висит, болтая ногами, над воронкой, в которую превратился лаз

Аяз... Я чувствую, что при тебе ничего нет!

Случайная рифма на стыке предложений.

Рану на голове саднило.

Рана на голове саднила.

Перешёл на грудь...

...и перешёл на орлиное лицо...

Первое, за что сразу цепляется взгляд, — это повтор (повторов вообще много по всему тексту). Ну и еще это ваше орлиное лицо... Это ж чудище какое с таким-то лицом! Вы, наверное, хотели сказать про орлиный нос, ну или что-то эдакое: «во всем его лице было что-то орлиное: тонкий, крючковатый нос, острые глаза, сведенные нахмуренные брови...» А получился Амон Ра.

...опустил взгляд, впериваясь

Вперившись. Без вшей никак)

Ближайшая уродка

Вот уродка эта ближайшая!) Мало того, что такие слова явно не красят художественный текст, делая его фанфиком, так они еще и полностью убивают напряженность момента. Одно дело вставлять подобное в речь персонажей и совсем другое — в авторскую речь. Есть же «монстры», «твари», «чудища», «химеры»... А уродки — они не страшные, они списывать домашку в школе не дают)

...лапки с длинными, загнутыми когтями

Сие повторяется в следующем абзаце слово в слово. Какого-то эффекта в этом не увидел. Как будто пишете для тех, кто в бронепоезде и с первого раза не понимает и не запоминает)

... мертвячки вырывали...

То же, что и с уродками, пусть и не так остро. Разве что для фанфа сойдет.

Мысли его были заняты тяжкими размышлениями.

Пока он ел намасленный маслом бутерброд)

А что будет ждать тех, кто пойдёт следом в самой Сокровищнице?

Неверный падеж.

...плёлся загорелый до черна подросток

...одежда которого была вызывающе чёрного цвета

... Лицо смуглое, но не чёрное.

Многовато черного на один абзац. Ну и странно для меня прозвучало словосочетание «вызывающе чёрного». Вызывающе красный — это я б еще мог понять. Красный для быка издревле вызывающий) А черный... Почему он вызывающий?

с воинственной квадратной бородкой, тщательно выбритой на усах и под нижней губой

Я вам по опыту скажу, что что-то тут не так. Бородка на усах не растет)

убоялись текучей воды

Если вы не хотите вводить жуткого и страшного бога текучей воды, тогда лучше замените это «убоялись». А то помимо воли начинаю читать эту строку голосом батюшки православного.

— Тогда закрой рот. — Гюлим снова обратил свой взгляд в пещеру

Обратил/бросил взгляд НА пещеру. Либо направил взгляд В пещеру. Или вообще пишите «устремил на/в/к».

он должен сам добровольно пожертвовать собой!

Слово «сам» явно лишнее.

Дыхание его перехватило.

Налету перехватило или как? Неуместное олицетворение дыхания. Правильно сказать «У него перехватило дыхание».

А теперь отмечу, что из мелочей мне понравилось:

Если бы только успеть...

Недосказанность. Хороший прием. Чувствуется волнение, гнетущая атмосфера цейтнота.

Рывок. И вот он уже висит...

Передает резкость, стремительность. Но обычно подобные случаи пишутся в одно предложение, а не в два. Точку лучше заменить на запятую или тире.

В дальнем её конце появились люди. Появились неожиданно и бесшумно...

Художественно. Очень такого не хватало по всему тексту. Хотелось бы, чтобы вы уделяли побольше внимания стилистической стороне своих работ.

С одной её стороны высилась стена утёса, с другой — неглубокий обрыв.

Тоже красиво. Вроде бы обычное противопоставление, а смотрится вполне эффектно на фоне многих других предложений.

P.S. Хочется попросить вас как следует вычитывать текст, а не просто прогонять через ворд. Много помарок, много. С пунктуацией совсем беда. Не ленитесь, не отмахивайтесь от своих работ. Писанина — это не развлечение, а труд каторжный. Можно сравнить с воспитанием ребенка: состряпать, может, и приятно, а до ума чадо довести, человека из него сделать — задачка не из простых. Уважайте свои «пробы пера», уделяйте им больше времени, и результат будет гораздо лучше.

0

8

И не поспоришь...

Повторы и близкие по значению слова моя болезнь, которую я, к сожалению, победить не могу никак. Я просто не замечаю их в своём тексте.

Орлиное лицо - такое выражение встречала у Бласко Эбаньеса, но настаивать на своей правоте не буду. Читала его давно

мертвячки, уродки, магички - я так часто натыкаюсь на эти слова в книгах, что они стали частью лексикона. но вашей правоты не отменяет

Вызывающе черный цвет - для персов и арабов, которых я брала за основу, это цвет колдовства, самого злого и гадкого. Соответственно, нормальный человек, который не хочет быть закиданным камнями, не имея возможности от него отказаться совсем, будет стараться либо разбавить его одеждой других цветов. Этот же весь черный с головы до пят как будто говорит всем - смотрите я злой колдун!

Отредактировано Кветара (03.04.2018 18:13)

0

9

Проточная вода моим хафашам - непреодолимая препятствие. Они в нее упираются как в стену. Но кто не знает может решить, что ими движет страх.

Обратил взгляд в пещеру, имели ввиду, что смотрит в глубину пещеры. Но раз возникли такие вопросы - значит мысль свою не донесла. Признаю ошибку.

0

10

Кветара, а вы учитесь замечать повторы) Уделяйте больше внимания работе с синонимами, расширяйте лексикон. А самое главное — никогда не спешите. Вот написали вы два предложения, перепроверьте их минимум трижды, прежде, чем дальше идти. Очень много ошибок сетевые авторы делают именно из-за спешки, из-за такой вот неверной стратегии. Вы чисто для себя, для интересу попробуйте иначе к писанине подойти, пускай даже вам придется потратить в пять раз больше времени и сил. Хороший результат легко никогда не дается, тут уж ничто не поделаешь)

Кветара написал(а):

мертвячки, уродки, магички - я так часто натыкаюсь на эти слова в книгах, что они стали частью лексикона.

Ну это либо книги сетевых авторов, либо вы такие слова в речи персонажей встречали. А у вас они в авторской речи, и это стилистически плохо, потому что общему стилю не соответствует. Вы в диалоги "мертвячек" вставляйте, тогда точно никто не придерется)

Кветара написал(а):

Вызывающе черный цвет - для персов и арабов, которых я брала за основу, это цвет колдовства, самого злого и гадкого

Я об этом подумал. Но если я правильно помню, в вашем тексте это никак не прописано. В этом и проблема. Мне кажется, это все-таки не та инфа, которую читатель должен сам додумывать. Чтобы она грамотно смотрелась, ее нужно раскрывать. Хотя бы в нескольких словах. Можно даже через размышления какого-нибудь персонажа. Хотя, наверное, тут я все-таки немножко придираюсь)

Кветара написал(а):

Обратил взгляд в пещеру, имели ввиду, что смотрит в глубину пещеры. Но раз возникли такие вопросы - значит мысль свою не донесла.

Мысль вы как раз донесли, мысль понятная. Фигня конкретно с предлогом. Насколько знаю, с/с "обратить взгляд" и предлог "в" грамотно сочетаются только в таких фразах как "обратить взгляд в прошлое" и "обратить взгляд в чью-либо сторону" (но тут вроде изначально другой оттенок смысла). А "обратить взгляд в пещеру" — так вроде неграмотно сказать. Поэтому если вы не хотите менять предлог, тогда замените глагол. Вместо "обратил взгляд" напишите "направил (устремил, вперил, вонзил) взгляд".

0

11

Капитанъ написал(а):

Кветара, а вы учитесь замечать повторы) Уделяйте больше внимания работе с синонимами, расширяйте лексикон. А самое главное — никогда не спешите. Вот написали вы два предложения, перепроверьте их минимум трижды, прежде, чем дальше идти. Очень много ошибок сетевые авторы делают именно из-за спешки, из-за такой вот неверной стратегии. Вы чисто для себя, для интересу попробуйте иначе к писанине подойти, пускай даже вам придется потратить в пять раз больше времени и сил. Хороший результат легко никогда не дается, тут уж ничто не поделаешь)


На такой жалкий отрывочек я потратила месяц. К пенсии, глядишь, допишу)

0

12

Очень интересно. Сравнивая с первым фрагментом - просто хорошо. Несколько несущественных замечаний.

Жалобный треск уцелевших крепей предупреждал, что новый обвал начнётся вот-вот.( Сомнительно. Крепеж в шахтах предполагает сохранение целостности свода даже при частичном обрушении нескольких подкреплений)

Он успел схватиться за первую ступень, когда спровоцированный им обвал начался вновь. Через несколько секунд стенки песчаного колодца вокруг него поползли вниз. Лестница ощутимо просела и перекосилась. Подземелье Аль-Амаля не желало упускать своей жертвы.
(Шахта в песке? Не верю!)

За ним, сонно переставляя ноги, плёлся загорелый дочерна // подросток в штанах из некрашеной белой холстины — одежды рабов и бедняков. Он не был связан, но создавал впечатление пленника или раба. (Если он белый, то непременно крашенный. Холст специально белят, чтобы он был белым  Прочесть подробнее  )

Замыкал группу человек, одежда которого была вызывающе чёрного цвета. За его спиной шлейфом стелился популярный у хаммадийцев платок, перехваченный кручёным ремнём на лбу. Лицо смуглое, но не чёрное, с воинственной квадратной бородкой, тщательно выбритой на усах и под нижней губой. (Зачем ему шлейф пыли? Самсебемазохизм?)

Грифы успокоились и отвернулись — эти люди не могли стать им добычей. (Логика. Лучше опустить)

Выведя людей из теснины, тропа поворачивала в сторону, поднимаясь по пологому склону. (Опять логика. Тропа уравнивается с проводником)

С одной её стороны высилась стена утёса, с другой — неглубокий обрыв, в который водопадом обрывался струящийся с гор ручей. Ручей, хоть и широкий, легко можно было перейти вброд, даже не намочив коленей, но люди почему-то испугались (стилистика) текучей воды.

0

13

Здравствуйте, DBerg! Очень рада снова вас видеть
Это немного не та шахта, что делают в каменоломнях. Это банальный подкоп, немного укрепленный на скорую руку. Поэтому все так хлипко. Объяснять все это долго и не хотелось грузить читателя лишними подробностями, про то, что некие воры прорыли подкоп в подземелья затерянного в пустыне города.

Про холстину - спасибо, учту.

Про "Шлейф пыли" - как модно говорить - он гнет понты

0


Вы здесь » Dream Worlds » Творчество: проза » Пески Атравана. Глава 1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC